Ru En
+7 (499) 277-00-04
Мы на Facebook   Мы в Telegram   Мы на Youtube

Промышленность из руин: воспользуются ли хабаровские моногорода новым шансом?

В последние годы государство заявляет о мерах поддержки, которой могут воспользоваться моногорода – населенные пункты, полностью зависящие от градообразующего предприятия. Сегодня Фонд развития моногородов софинансирует затраты бюджетов российских регионов, помогая строить и возрождать объекты инфраструктуры, необходимые для реализации новых инвестпроектов. Разумеется, под эти программы попадают оба моногорода Хабаровского края – Эльбан и Чегдомын.

В Правилах предоставления из федерального бюджета субсидии НКО «Фонд развития моногородов» будут внесены изменения, определяющие описание инвестиционного проекта. Под инвестиционным проектом в моногороде понимается инвестиционный проект, осуществляемый в форме капитальных вложений юрлицом или ИП на участке территории, состоящем из одного или нескольких земельных участков, в границах моногорода, а также на прилегающих к границам моногорода участках территории в границах промышленного, индустриального, технологического и агропромышленного парка. То есть, Фонд «раздаст» деньги на агропромышленные, индустриальные парки и промышленные технопарки. Если этими возможностями решит воспользоваться руководство моногорода, то оно, очевидно, сначала предпочтет узнать, какой именно инструмент подойдет лучше всего для возможностей и потребностей конкретного моногорода.

С индустриальным парком все более-менее ясно – это территория для размещения новых (новых!) производств, то есть, грубо говоря, когда в город заезжает абсолютно новый завод со своей – новой для города, на котором он «приземлился» — инфраструктурой. И термин «индустриальный парк» принят Федеральным законом еще в 2015 году – он уже успел поселиться в понимании и чиновников, и инвесторов, и производителей. Разумеется, ничего плохого нет в том, что регион обзаведется совершенно новым масштабным производством. А теперь представьте: площадь территории индустриального парка уже может достигать 40 кв.км. Для сравнения, площадь рабочего поселка Чегодомын – 156 кв.км. То есть, индустриальный парк должен буквально «рухнуть» на более, чем пятую часть этого моногорода.

Но что же это за модель такая – промышленный технопарк? До последнего времени его словно бы не существовало – ведь законодательно не было установлено определение промышленного технопарка. И только летом 2018 года в Федеральном законе появилось это определение.

Принимая это во внимание, с предложением в адрес Департамента регионального развития Минэкономразвития России внести изменения в Правила предоставления из федерального бюджета субсидии Фонда развития моногородов в части корректировки пункта 4.1 Правил выступил директор Ассоциации развития кластеров и технопарков России Андрей Шпиленко.

«Ассоциация долгое время вела работу по законодательному закреплению понятия «промышленный технопарк», по итогам которой депутаты Государственной думы внесли законодательную инициативу, и которая нашла отражение в подписанном президентом России Федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации». Федеральный закон определил, что такое технопарк и зачем он нужен. Согласно закону, промышленный технопарк – это объекты промышленной инфраструктуры и технологической инфраструктуры, предназначенные для осуществления субъектами деятельности в сфере промышленности промышленного производства, и (или) научно-технической деятельности, и (или) инновационной деятельности в целях освоения производства промышленной продукции и коммерциализации полученных научно-технических результатов и управляемые управляющей компанией — коммерческой или некоммерческой организацией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации. При внесении соответствующих изменений в Правила предоставления из федерального бюджета субсидии Фонда развития моногородов у потенциальных инвесторов появится возможность использовать новый инструмент – промышленный технопарк. После того, как изменения будут официально внесены, у потенциальных инвесторов, руководителей моногородов появится возможность использовать целый спектр инструментов развития моногородов, в том числе и промышленные технопарки. Необходимо ответить, что уже наработана практика создания и управления промышленных технопарков, существует Национальный рейтинг технопарков, в рамках которого можно проследить наиболее удачные бизнес-модели, которые могут быть применены в моногородах. При детальном рассмотрении моделей промышленных технопарков обращаем внимание, что данная модель наиболее эффективно подходит для моногородов, на территории которых расположены предприятия, имеющие избыточные промышленные площади», — считает директор Ассоциации развития кластеров и технопарков России Андрей Шпиленко.

Что имеем на практике

А что же сегодня происходит с промышленной инфраструктурой в моногородах Хабаровского края? Достаточно ли там тех самых избыточных площадей или все цеха напряженно работают круглые сутки? В Чегдомыне комплекс местного кирпичного завода частично руинирован, а некоторые его здания разрушены полностью. Не используются и сильно повреждены склад, слесарная, административные здания, котельная, глиноприемный бункер, сушильный цех, цех обжига. Чегдомынский комплекс Райпищекомбината пострадал, пожалуй, не так сильно. Там действуют административное здание и КПП, а вот склады и насосная станция не подлежат эксплуатации. Та же участь постигла и комплекс зданий и сооружений производственной базы Ургальской ГРП. Все эти полуразваленные сооружения пополняют список потенциально опасных объектов Верхнебуреинского района.

В Эльбане же, как известно, с советского времени функционирует завод по производству взрывчатки и окончательной сборке мин и снарядов. Но даже после 2007 года, когда ДВПО «Восход» наладило выпуск промышленных взрывчатых веществ, не удалось сохранить прежние объемы производства. В результате этого жители стали покидать Эльбан, чтобы найти работу. Сегодня можно говорить о том, что отток населения уже не находится на критической отметке, появились новые возможности в сфере индивидуального предпринимательства, но даже в последние годы не всеми мерами государственной поддержки могли воспользоваться ни Эльбан, ни другие моногорода.

Итак, основная идея промышленных технопарков – создание производств на базе избыточных промышленных площадей, частично простаивающих, превратившихся в бремя для собственника. То есть, представим, что существует полуразвалившийся завод (а представить это совсем несложно), из, условно говоря, 12 цехов которого функционирует всего 3. На эти пустующих 9 цехов смогут «прийти» организации (участники промышленного технопарка) и устроить собственное производство. Но главное преимущество реализации инструмента промышленного технопарка в том, что сегодня государство предоставляет возможность субсидировать до 50% понесенных затрат на всех этапах производства – от разработки технологии до сертификации готового продукта.

А Департамент регионального развития Минэкономразвития России, в свою очередь, обещает, что уже в начале 2019 года при очередном внесении изменений в Правила положения пункта 4.1 (о котором мы тут говорим) будут приведены в соответствие с понятиями, закрепленными в ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации». А значит, моногорода смогут воспользоваться механизмом промышленного технопарка.

И чего не имеем

Можно представить себе, как тут же, в момент выхода последней редакции Правил краевые моногорода начнут решительные действия для создания на своих территория промышленных технопарков. Такого инструмента до сих пор не существует ни в одном городе Хабаровского края. Возможно, в свете объявленного режима экономии новый губернатор Сергей Фургал обратит внимание на инструмент промышленных технопарков и даст сэкономить бизнесу. А параллельно и увеличить количество рабочих мест, наладить в крае собственное производство, воссоздать кооперационные цепочки и выйти местным производителям на зарубежные рынки.

Источник: Social Media News