Ru En
+7 (985) 480-93-43
Мы на Facebook   Мы в Telegram   Мы на Youtube

Андрей Шпиленко: «Государству надо научиться слышать бизнес»

В момент экономического кризиса отовсюду мы слышим о необходимости экономического и технологического прорыва, господдержке, росте производительности, реализации нацпроектов, развитии экспорта.

Чем может обернуться для бюджета РФ антикризисные меры, направленные на смягчение последствий из-за пандемии, — в интервью РБК Черноземье рассказал директор Ассоциации кластеров и технопарков России Андрей Шпиленко.

«Уже любому человеку понятно, что бюджету РФ будет нанесен удар. Он вызван беспрецедентной пандемией, мы видим, как многие отрасли (туризм, транспорт, общественное питание, медицинская сфера) находятся в затруднительном положении, их надо поддержать, и это является объемной нагрузкой. От разных экономистов поступают негативные оценки влияния коронавируса на экономику. Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин уже дал свой прогноз относительно падения внутреннего валового продукта на 5%, а по оценке Минфина РФ, дефицит бюджета составит от 0,9% до 1% от ВВП России. Важно понимать, что данные меры необходимы, в этом мы не уникальны – Европа и США также возлагают огромную финансовую нагрузку на бюджеты, та же Америка выделила более 2 трлн долларов на поддержку экономики. Меры, которые реализуются у нас, должны стать драйвером и «завести» экономику на ближайшие один-два года».

О помощи крупному бизнесу и МСП

Доля малого и среднего бизнеса составляет чуть более 21%, соответственно, доля антикризисных мер для них поступает в аналогичном процентном соотношении. Сегодня системообразующие предприятия являются локомотивом отраслей, вокруг них выстраивается целая цепочка поставщиков – представителей малого и среднего бизнеса. Государство заинтересованно в том, чтобы цепочки не разрушились. Мы видим негативные примеры, когда «Фольцваген групп» и ГК «ГАЗ» остановили свои производства из-за отсутствия комплектующих для выпуска. Эффект поддержки таких предприятий транслируется на МСП, который задействован в кооперационных связях.

О психологии взыскания чиновниками денег

Действительно, в последние годы государство научилось собирать налоги. Команда Михаила Мишустина показала бизнесу, что это нормальное явление. Грамотный сбор денег смог оказать позитивное влияние на экономику. Сформирована подушка безопасности – Фонд национального благосостояния, который сейчас станет спасательным кругом и резервом. Утверждение, что государство «не привыкло» возвращать деньги, не совсем корректно. С 2014 года, когда на Российскую Федерацию был транслирован целый ряд санкционных механизмов, министерства и прочие ведомства вводили меры для поддержания экономики страны. Напрямую вернуть деньги невозможно из-за огромного количества административных барьеров. Это и невозможность контроля, и подтверждение получения, одним словом – дело в системе и наличии этих барьеров, а не в чиновнике.

Что ждет бизнес, который не подходит под категории наиболее пострадавших отраслей

Мы слышим о мерах поддержки очень много, но, как всегда – дьявол кроется в деталях. Детали следующие: огромное количество предприятий не попадает ни под один критерий указа президента. Такая ситуация произошла с управляющими компаниями ОЭЗ и технопарков, которые обеспечивают функционирование инфраструктуры, необходимой для устойчивой работы более 6 тыс. предприятий в сфере промышленности и высоких технологий. В связи с самоизоляцией многие управляющие компании, для которых основными источниками доходов являются аренда и предоставление услуг, потерпели убытки. При этом более 80% управляющих компаний не попадают ни под одну меру поддержки.

Примечательно, что в Минфин, Минэкономразвития, Минэнерго, Минпромторг и регионы ассоциация направляла просьбы о поддержке управляющих компаний, на что последовал ответ: «А вас что, не устраивают меры для поддержки малого и среднего бизнеса? Пожалуйста, пользуйтесь». Здесь как раз проблема с несоответствием вида деятельности перечню, утвержденному правительством России. Отраслевые ассоциации должны обращать внимание на такие проблемы, решать их путем диалога с профильными органами власти.

О нацпроектах

Нацпроекты формировались в 2018 году в комфортных условиях и стабильной макроэкономической ситуации. Думаю, в ряд проектов будут внесены изменения. Возможно, часть денег будет истребована из нацпроектов. Однако, здесь есть достаточно парадоксальные примеры. Например, в нацпроекте поддержки МСБ был раздел, направленный на создание благоприятных условий для МСП в части технопарков и промышленных парков. Сейчас до нас стала доходить информация, что этот раздел удален. Когда в разгар кризиса убирают меры, которые не косвенно, а напрямую содействуют развитию малых форм предпринимательства и снижению их издержек, это вызывает недоумение. На заседании рабочей группы Госсовета по «Малому и среднему предпринимательству» мы обратились к ее руководителю, губернатору Калининградской области Антону Алиханову с предложением сохранить эту меру. На сегодня уже более 20 субъектов понесли затраты на проектно-сметную документацию и были готовы принять участие в конкурсных процедурах. Надеюсь, что голос общественности, губернаторов и бизнеса будет услышан, и в рамках нацпроектов сохранится возможность и дальше создавать площадки для малого и среднего бизнеса.

Жизнь после пандемии

Государству надо научиться слышать бизнес и отраслевые ассоциации. Мы регулярно сталкиваемся с формальными ответами. Сотни, тысячи предприятий вырабатывают эффективные предложения, которые направляются в мусорное ведро. Кризис должен заставить задуматься отдельные министерства и ведомства о том, что надо работать совместно с бизнесом. Многие из них не замечают последствия неверных решений, которые были допущены ранее. Например, остановка системообразующих предприятий, вызванная сегодня недостатком комплектующих, необходимых для создания конечных продуктов. Ранее данный вопрос решался путем создания промышленных кластеров, когда описывались отраслевые цепочки и выявлялись инвестиционные ниши (отсутствие материала, комплектующих или технологии). И государство стимулировало приток частных инвестиций, давая возможность локализовать производство тех или иных компонентов отраслевой цепочки.

Крайне негативную позицию занял Минфин, категорически отказываясь продолжать эту меру поддержки. Сейчас предприятия стоят, комплектующих нет. Возможно, после этой ситуации, когда многие предприятия останавливаются, ведомства переосмыслят идею кластеров. Они дают возможность инвестору приходить со своими деньгами и создавать предприятия в отраслевых и межотраслевых производственных цепочках. Например, Министерством промышленности приостановлена любая поддержка промышленных кластеров. Противоречие заключается в поручении президента Владимира Путина Минсельхозу о проработке сельскохозяйственных кластеров. Минфин также блокирует любые инициативы регионов по развитию кооперационных связей между предприятиями. Мы в ожидании момента, когда они повернутся лицом к бизнесу. И не только к крупным, системообразующим предприятиям, а, прежде всего к потенциальным инвесторам, – у которых есть желание и деньги, поэтому им необходимо плечо государства.



Источник
13.05.2020